категория:Культура

Среда, 25 января 2023 | 13:59

Роман о Путине стал бестселлером на Западе, взорвав общественное мнение

Роман о Путине стал бестселлером на Западе, взорвав общественное мнение

В романе Джулиано да Эмполи предпринимается попытка объяснить мировоззрение и мотивы президента России Владимира Путина. Западное «министерство правды» напряглось. Оказывается, есть «две вещи, которые русские требуют от государства: «внутренний порядок и внешняя сила». Они-то думали, что наоборот, мы любим русский бунт, бессмысленный и беспощадный, бардак и развал. Впрочем, как знать — книжка-то художественная, персонажи вымышленные, включая президента России со знакомой фамилией. «Маг Кремля» (или «Кремлевский волшебник») исследует внутреннюю работу нашего с вами правительства, а все совпадения, разумеется, случайны.

Написанный пару лет назад, изданный прошлым летом сначала на итальянском языке тиражом около 20 тыс экземпляров, аккурат к спецоперации, роман вскоре покорил Францию, где получил разные призы и премии, распродавшись уже тиражом более 430 тыс. Швейцарско-итальянский автор тут же превратился в топового «кремлинолога», которого приглашают на обед с премьер-министром Франции и в разные новостные программы, чтобы проанализировать развитие конфликта на Украине, пишет The New York Times. Роман переведен на тридцать языков, и продолжает покорять мир, в качестве пресловутой «мягкой силы», к которой мы снова никакого отношения не имеем.

По мнению члена Совета по межнациональным отношениям при президенте РФ Богдана Безпалько, проблема мягкой милы заключается в том, что она всегда лишь проекция силы жесткой:

— К культуре страны относятся с уважением и интересом тогда, когда эта страна представляет собой нечто мощное, большое и внушительное. Ну или хотя бы что-то внушающее уважение. Поэтому пока мы в 90-е проваливались в окружающий мир, наша мягкая сила эффективной быть не могла, разве что по инерции.

Второй момент — это вопрос инструментария. Даже без книг итальянского автора у нас достаточное количество своих произведений, культурного богатства, чтобы использовать все это в рамках мягкой силы. Не зря же сейчас, по всеми миру запрещали исполнять произведения Петра Чайковского, например, или спектакли по романам Федора Достоевского или еще что-то из русской классики. Эти произведения ничуть не менее значимы, чем произведения итальянца. Нам даже их трудно продвигать.

Чего уж говорить о том, что, если у нас здесь наши творцы создадут гениальное произведение, мы его донесем до европейского потребителя, до простых граждан Швейцарии, Франции, Италии. Как? Нам перекрыли все пути.

Если бы какой-то из телеканалов США запретили на территории Европы, в той же Франции, условно говоря, это вызвало бы определенную реакцию во всех слоях государственной и общественной жизни. Тут же начались бы протесты, американцы в ответ ввели бы экономические санкции. А когда там закрывают наши каналы, мы ничем не можем отреагировать. Так же и в остальных областях культуры, политики, и в целом мягкой силы.

«СП»: — Но вот в чем парадокс. Послеживая за современной литературой, спешу сообщить, что на Западе появился целый жанр, описывающий некую страну, очень похожую на Россию. Но делают это западные писатели. В основном это нечто напоминающее фентези: «эльфы и орки» надоели, и вот теперь — актуальны «бояре». Пример — «Тень и кость», роман молодой американской писательницы Ли Бардуго. Наши подхватили, и у этого жанра появилось название «Бояр-анимэ». Но вот теперь оказывается, что кроме интереса к «сказкам о России», по типу «Сказок об Италии» Максима Горького, есть интерес к исследованию реалий нашей страны…

— Если интерес к России есть — это хорошо. Ведь простые граждане выступают против агрессии их руководства по отношению к нашей стране. Но как нам удовлетворить этот интерес? Как нам донести до европейского потребителя? Если у нас нет возможности выходить на этот, грубо говоря, рынок…

«СП»: — Конечно рынок. Ведь книга «Кремлевский волшебник» стала популярна без сомнения из-за спецоперации по принципу «хороша ложка к обеду». В противном случае ее может быть и не заметили. Автор передал рукопись во французское издательство «Галлимар» два года назад. И вот «совершенно случайно» ее опубликовали в разгар антироссийской истерии на Западе.

— Как нам работать, если нас туда не пускают? Как работать в США, если могут обвинить, как Марию Бутину просто потому, что ты с кем-то встретился? Технически мы не можем никак ни помешать, ни развить успех.

«СП»: — Значит и задумываться не стоит, и делать ничего не обязательно?

— Задумываться надо. Ситуация обязательно изменится. И вот тогда придется с этим работать. Надо просто быть готовыми…

Мы то раньше думали, что у нас «самая читающая страна в мире». Оказывается, это не совсем так или даже совсем не так. Успех синьора или мосье Эмполи продемонстрировал силу литературы во Франции. Вот где романы время от времени вызывают общественные дебаты. Бывший премьер-министр, Эдуард Филипп, назвал книгу «великим размышлением о власти». Нынешний премьер-министр Франции Элизабет Борн призналась, что ей очень понравилась книга, в которой смешиваются вымысел и реальность. Хотя может мадам просто не хотела ударит в грязь лицом, прослыв невеждой?

Записные русофобы, типа другой мадам, Сесиль Вэссье, специализирующаяся на России, беспокоятся из-за успеха книги. В книге президент Путин изображен как-то уж очень по-человечески, без намека на рога и копыта, что может повлиять на политику в стране, которую уже критикуют за то, что она слишком снисходительна к российскому лидеру. Она считает, что книга — что-то типа Russia Today, но для Сен-Жермен-де-Пре, средоточия французской литературной элиты. Вообще, по мнению критиков, «Кремлевский волшебник» представляет основные русские тезисы, предъявляемые в понятной для Запада, по крайней мере Франции, форме.

Еще одна оголтелая русофобка, Франсуаза Том, историчка из Сорбонны, недовольна тем, что автор «полностью скрывают грязное измерение путинской реальности» и вообще занимается «российской пропагандой».

А госпожа Элен Каррер д’Анкосс, специалист по истории России, осуждавшая агрессию Запада против России, и ранее защищавшая Путина, наоборот — считает книгу ключом к пониманию российского президента. Она призналась, что забывает поесть, читая книгу. Многие французские интеллектуалы, подобно ей, согласны с тем, что Запад унизил Россию после окончания холодной войны.

Популярность книги объясняют «французским увлечением Россией», подпитываемым общей историей революций, империй и культурных шедевров. Вот и бывший министр иностранных дел Франции Юбер Ведрин сказал, что все так хвалили, что он почувствовал необходимость прочитать роман, который оказался «невероятно правдоподобным». Значит, у писателя получилось. Ведь его единственная цель — написать «правдоподобно», и не более того. Но вот книга вышла, и… зажила своей собственной жизнью.

Сильви Берманн, бывший посол Франции в Москве перефразирует Вольтера, который говорил, что-то в духе его: «Не согласен ни с одним словом, но готов умереть за ваше право это говорить», сказав: «Мы должны услышать это выступление, но это не значит, что мы с этим согласны. Читал ли президент Эммануэль Макрон книгу, неизвестно. Но если прочтет, то вряд ли станет думать о России и Путине хуже. Он и так призывал «не унижать Россию».

Главный герой «Кремлевского волшебника», в отличие от «Кремлевского мечтателя» Герберта Уэллса — это вовсе не руководитель государства. Книга — это выдуманная беседа с неким влиятельным помощником президента по фамилии Баранов, размышляющим об упадке Запада, о стремлении Соединенных Штатов поставить Россию «на колени» и мнении россиян по этому поводу. Не трудно догадаться, что воображаемый рассказчик списан с одной из одной из самых интригующих фигур в руководстве страны, ныне отставника Владислава Суркова. Его автор считает романтиком по натуре. Впрочем, ни его, ни тем более самого президента России, автор книги, по его словам, ни разу вживую не видел. Знаком лично только с Евгением Пригожиным.

Автор книги, всколыхнувший политический французский бомонд, не чужд политики. Он бывший заместитель мэра Флоренции, советник итальянского премьер-министра. Прежде опубликовал более десятка политических эссе на разные темы по-итальянски и по-французски. Этот тихий, сдержанный 49-летний преподаватель парижского университета, был в России четыре раза, но русского языка так и не выучил. Но это не помешало его книге получить приз Французской академии и едва не отхватить Гонкуровскую премию.

Переводов книги ни на русский, ни на украинский языки пока нет. Будет ли книга интересна у нас? Ведь все, что в ней описано, мы и сами вроде бы знаем. Ну, может кому-то интересно вспомнить, что Путин в свое время прилетел в войска, располагающиеся в Чечне, 1 января 2000 года, в первый день своего пребывания на посту президента? Наверное, любые литературные хиты, это своего рода «тесты Роршаха», каждый может увидеть в странных пятнах что-то свое.


6 |  0   0