категория:Экономика

Среда, 25 января 2023 | 19:36

Германия собралась бить Россию водородом

Германия собралась бить Россию водородом

Вопреки прогнозам некоторых экспертов, Германии уже удалось избежать глубокой рецессии своей экономики и избавиться от зависимости от российских энергоресурсов.

Об этом заявил, в частности, канцлер ФРГ Олаф Шольц во время празднования годовщины основания немецкой торгово-промышленной палаты DIHK, пообещав реализовать «неслыханный проект»: добиться повышения количества производимого электричества и водорода, чтобы страна могла выйти на самообеспечение.

«Это самая большая индустриальная модернизация в Германии, вероятно, со времён большой фазы индустриализации и роста Германии в конце 19 века. Без малого через 22 года, пускай, и не все, но очень многое изменится», — заявил Шольц, уточнив, что Германия намерена добиться «большого прорыва» в области инноваций, чтобы модернизировать свою индустрию.

«Я уверен, нам это удастся» — резюмировал он.

Звучит, конечно, красиво, но возникает встречный вопрос — каким образом?

Может быть, Германия возлагает какие-то надежды на норвежскую «Эсперанцу» — первый плавучий терминал по приему сжиженного газа, который с большой помпой, но под усиленной охраной вооруженного спецназа, опасаясь подрыва, он запустил в строй в начале декабря прошлого года?

Но, во-первых, просто строительство всей инфраструктуры этого терминала обошлось немцам в 10 млрд евро, что уже в три раза дороже превоначальной сметы. Во-вторых, норвежцам за аренду «Эсперанцы» придется платить каждый год колоссальные деньги. А, в-третьих, это терминал способен сможет разве что частично обеспечить супердорогим газом только север Германии, а индустриальный юг страны и конкретно Бавария, где бьется промышленное сердце ФРГ, останется брошенным.

А, может быть, Шольц сделал это заявление, надеясь на какие-то договоренности с Китаем, куда он ездил в ноябре прошлого года с «визитом отчаяния»?

Да, немецкого канцлера сопровождали в этой поездке генеральные директора Volkswagen, BASF, Siemens и Deutsche Bank. Да, компания BASF дала добро на решающий этап строительства завода Verbund на юге Китая стоимостью 10 млрд евро. Да, немецкий поставщик автомобильных ламп Hella объявил о расширении производственных мощностей за счёт нового завода по производству осветительных приборов в Чанчжоу под Шанхаем. Да, сам Олаф Шольц пролоббировал продажу части порта Гамбурга китайцам.

Но все это льет воду на мельницу только лишь самого Китая, и решительно никаким боком не похоже на основу «большого индустриального прорыва» для Германии. Особенно если учитывать, что лево-зеленая, проамериканская часть правящей коалиции ФРГ спит и видит, как мощный когда-то экономический проект «Германия» быстро сдуется, чтобы они переехали в любимую Америку, ради чего всеми силами пытается торпедировать любые телодвижения Германии в сторону Китая, и уж тем более России.

Так на что же надеялся Олаф Шольц, обещая немцам через 22 года «новое индустриальное германское чудо»? И не слишком ли великоват этот срок?

— Заявление Шольца, конечно, очень амбициозное, — признает политолог Алексей Анпилогов. — Вот только, по моему мнению, оно не подкреплено ни фундаментальными исследованиями, ни технологическими достижениям, которые можно было бы занести в актив прежде всего водородной энергетики.

Пока видно, что у Германии сейчас крайне сложная ситуация в энергетике, связанная в первую очередь с потерей традиционных углеводородов из России — газа, нефти и угля. У Германии тяжелейший кризис — глава Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен, подводя итоги 2022 года, признала, что промышленное потребление в Германии упало на 15%. Учитывая, что все игры в энергосбережение на деле закончились где-то лет 15−20 назад, это означает, что немецкая промышленность уже вступила в тяжелую рецессию. И рамках традиционного углеводородного уклада ничего с этим поделать уже нельзя.

«СП»: — Ну так ведь Шольц и говорил именно о водородной энергетике, а не углеводородной.

— Надо понимать, что традиционные углеводороды сейчас, конечно, кратно выросли в цене, однако возобновляемая энергетика еще дороже даже в сравнении с этим стрессовым подорожанием, который показал полную неспособность современной промышленности переварить столь высокие расценки.

Конкретно водородная энергетика имеет, как я уже говорил, ряд фундаментальных и крайне важных чисто технологически проблем. Например, не решен вопрос транспортировки водорода и его хранения. Сейчас все наработки в этой области базируются на трубопроводной газовой инфраструктуре. Однако пока не ясно, как, например, бороться со способностью водорода просачиваться через поверхности труб и резервуаров. Непонятно, как противостоять «охрупчиванию» металлов, которое провоцирует водород. И это уж не говоря о по-настоящему чудовищной себестоимости получения собственно водорода в промышленных масштабах.

Потому-то де-факто водородная экономика — экономика крайне высоких цен на энергоносители. Если она будет конкурировать с традиционной, углеводородной экономикой, которая никуда не денется как самая дешевая и доступная из существующих, европейская промышленность просто будет проигрывать абсолютно по всем параметрам промышленности даже развивающихся стран.

«СП»: — Может быть, немецкая экономика пойдет по пути сверхвысокой нормы прибыли для эксклюзивных товаров, что в принципе как-то способно нивелировать недостатки водородной энергетики?

— Я думаю, нет, потому что в этом случае Германии придется конкурировать с США. А США сравнительно недавно объявили «Акт по борьбе с инфляцией», фактически являющийся по своей сути огромной программой поддержки «зеленых» технологий. И там, кстати, отсутствует водород, там делается ставка на сочетание традиционных углеводородов — нефти, газа, угля — с возобновляемыми солнечной и ветряной энергетиками. И за последний год в Америку убежала масса европейских высокотехнологичных компаний.

Соответственно, Германии при таких раскладах остается только два пути. Первый — выживание в условиях уже проигранной конкуренции развивающимся странам за такие отрасли промышленности как химия и металлургия, включая производство алюминия и минеральных удобрений. Второй — выживание в условиях тоже уже проигранной США промышленной войне за высокие и сверхвысокие технологии: полупроводники, космическая отрасль, медицина и так далее.

Впрочем, надежды, как известно, юношей питают. И в этом свете я бы расценивал заявление Олафа Шольца об «индустриальной модернизации» Германии через 22 года прежде всего как юношескую грезу о том, что когда-нибудь субтильный молодой человек превратится в рыцаря без страха и упрека на белом коне.

«СП»: — То есть чтобы спасти свою промышленность реальными способами, а не дымчатыми грезами о рыцаре на белом коне, Германии остается только либо восстанавливать отношения с Россией, либо падать в ноги Китаю?

— В любом случае Германии, говоря по-честному, необходима как воздух дешевая энергия. Без нее немецкая экономика, которая по факту умерла еще в прошлом году, не оживет. Где Германия ее будет брать — вернется ли к идее атомной энергетики, которую немцы похоронили собственными же руками, восстановит ли отношения с Россией, сможет ли решить самый настоящий ворох научно-технических проблем с возобновляемыми источниками — покажет время.

Вот сейчас, резюмировал Алексей Анпилогов, видимо, она решила рискнуть с водородной энергетикой. Миру, очевидно, нужна «морская свинка» для опытов, чтобы убедиться в степени жизнеспособности этой идеи, так немцы, видимо, вызвались добровольцами-испытателями. Ну, как говорится, большое спасибо немецкой промышленности и немецким политикам.

Но только если идея водородной энергетики окажется на поверку нежизнеспособной, через 22 года (а это, что за ирония судьбы, 2045 год) положению Германии вновь не позавидуешь. Планида, что ли, у Германии такая, ссориться с Россией и скатываться на задворки?


9 |  0   0